Ratnisa
Одна из главных тем христианства - чтобы воскреснуть, надо умереть. Даже крещение рассматривается как соумирание с Христом, а три погружения - три дня, проведенные в гробу. Зато после этого человек возрождается для особой жизни. И в итоге обретает жизнь вечную.
Кстати, ещё один интересный аспект религии - в православии не выстроено чёткой системы ада. Да и какой рай мы тоже не знаем. Ну не было у нас Данте, который бы всё по уровням распределил. Зато есть такой интересный момент, что человек, согрешающий, сам ввергает себя в ад. То есть ада может даже не существовать как места, просто человек сам по себе, внутри своё оболочки, духом, а может, потом, и плотью, начинает страдать. Мило, не правда ли? И абсолютно справедливо.
А что касается меня - я люблю осень. Особая радость для меня - воспоминание о чистом бархатно-черном поле, обрамленном рыжим мехом травы. Над ним кружит ветер, готовый превратить моё дыхание в пар. Вдали мёрзнут деревья и дрожат тонкими ветвями. Они уже готовы к возрождению. На них созрели почки для следующей весны - просто дайте им тепла в нужное время.
Видно, и сама я живу этим ожиданием возрождения, не после смерти, так завтра, или следующей весной, когда мне дадут всё необходимое и я воздам все плоды, что во мне вызревали годы.
А смерти всё таки, наверное, нет. Где-то человек жив остается - не в вечности, так в чужой памяти. А задача историка как раз в том, чтобы воссоздать образ прежнего человека и понять его.

@темы: Окружающий Мир, околоисторическое, принудительная христианизация