Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: принудительная христианизация (список заголовков)
22:02 

Мимопроходилом

хранитель чести мертвых
Долго сидела, ковырялась в пупке, готовилась к сессии. Уже месяц не видела подругу. Слава Богу, приезжала мама. Перед её приездом у меня начались такие истерики, что я просто набирала родителям и начинала плакать. Без повода, просто уже чего-то не хватало, чтобы держать в порядке свои нервы и не давать работать слезным железам.
Я всё чего-то жду. Вот сейчас мне скучно, а сделаю то - будет весело, будет хорошо. Но прям сейчас я это сделать, конечно же, не могу. Осень надежно перебрала всю мою жизнь, теперь понимаю, что всё дорогое -но вот не глобально, а так - мелко, уютно, как надо, осталось дома. Там дорогие мои полустарцы - на двоих 120 лет. Там собаки, кошки, нечищеные заячьи клетки и глупые курицы. Если до этого моя узколобость позволяла мне говорить о любви к стране, то теперь речь идет о любви к конкретному дворику и прилегающим территориям. Никогда так часто и счастливо я не вспоминала детство.
Может быть это по теории пульсации вселенной, или чего-то около того. Весь мир должен сжаться до одной маленькой точки, чтобы потом расшириться вновь.
Как-то пела себе о любви к осени. Осень надо любить, уже с осени торчат эти почки, которые весной клейкие листочки. И вообще мы не можем смерть не любить. Мы когда крестились - уже умерли.
Зато я теперь точно стойкая консерва, Совершенствуюсь, не разлагаюсь. Спасибо учебе, это интересно и не так уж сложно, как выбирать и читать книжки дома.

@темы: принудительная христианизация

18:15 

"Лавр"

хранитель чести мертвых
Есть такая литература, чтение которой напоминает прослушивание симфонии. В конце хочется встать, аплодировать, плакать.
Роман-житие Водолазкина из таких. Мало того, что можно абсолютно не сомневаться в точности воссоздания атмосферы времени. Ничто не мешает погрузиться в глубь Средневековья, Книга обволакивает как вода в реке.
Честно, у меня есть претензия к собственному восприятию - я теперь всякую книгу оцениваю как исторический источник. Но и с исторической точки зрения. воссоздание языка, реконструкция быта, у меня нет никаких претензий. Водолазкин то, действительно мастер по древнерусской литературе.
В целом то, как вольно он обращается с историческим материалом заметили участники Тотального диктанта 2015. Мы долго думали, что такое империал, например. А это повозка.) Ну правда, в совокупности с моралью, изящностью действа, создается необыкновенное полотно о человеке Средних веков. Праведном человеке. Неограниченных просторах мира и времени.
В общем, "Лавр" - ещё одна книга, которая может возродить веру в современную русскую литературу. Не всё потеряно, и великое тоже пишут.
(Ещё меня летом поразила "Аномалия Камлаева" Самсонова. Если "Лавр" обращается всё же к прошлому, то "Аномалия" затрагивает современное и возвращает веру и в то, что нашему человеку не чужды мысли широкие и глубокие. Насколько можно всеобъемлющие. Что ещё общего в этих книгах и меня, когда-то, удивило: мысли о Боге. Честно, долго думала что на планете таких ретроградов как я штук двадцать и до великих творений их руки никак не доходят. Собственно, моя жизнь и круг её общения уже три месяца как утверждают обратное.)

@темы: книги, принудительная христианизация

21:38 

Немного о смерти

хранитель чести мертвых
Одна из главных тем христианства - чтобы воскреснуть, надо умереть. Даже крещение рассматривается как соумирание с Христом, а три погружения - три дня, проведенные в гробу. Зато после этого человек возрождается для особой жизни. И в итоге обретает жизнь вечную.
Кстати, ещё один интересный аспект религии - в православии не выстроено чёткой системы ада. Да и какой рай мы тоже не знаем. Ну не было у нас Данте, который бы всё по уровням распределил. Зато есть такой интересный момент, что человек, согрешающий, сам ввергает себя в ад. То есть ада может даже не существовать как места, просто человек сам по себе, внутри своё оболочки, духом, а может, потом, и плотью, начинает страдать. Мило, не правда ли? И абсолютно справедливо.
А что касается меня - я люблю осень. Особая радость для меня - воспоминание о чистом бархатно-черном поле, обрамленном рыжим мехом травы. Над ним кружит ветер, готовый превратить моё дыхание в пар. Вдали мёрзнут деревья и дрожат тонкими ветвями. Они уже готовы к возрождению. На них созрели почки для следующей весны - просто дайте им тепла в нужное время.
Видно, и сама я живу этим ожиданием возрождения, не после смерти, так завтра, или следующей весной, когда мне дадут всё необходимое и я воздам все плоды, что во мне вызревали годы.
А смерти всё таки, наверное, нет. Где-то человек жив остается - не в вечности, так в чужой памяти. А задача историка как раз в том, чтобы воссоздать образ прежнего человека и понять его.

@темы: Окружающий Мир, околоисторическое, принудительная христианизация

нелюдим

главная